Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Мирному населению в период информационной войны

Мирному населению в период информационной войны

Мирному населению в период информационной войны. Инструкция по эксплуатации.

1. Любая война закончится.
2. В каждом народе есть разные люди, не все участвуют в войне, не нужно оскорблять всех подряд.
3. Политики договорятся, а ты останешься с тем говном, которым ты поливаешь "своих идеологических противников".
4. Во время войны врут все. Не распространяй информацию анонимную и ту, в истинности которой не уверен или не можешь проверить. Если хочется что-то написать, пиши о том, что видишь сам.
5. Хочешь высказать свое отношение к политике - выскажи, при этом не обязательно кого-то оскорблять.
6. Не нравиться мнение другого человека - выскажись об этом мнении, а не об этом человеке, чаще всего вы лично не знакомы.
7. Помни, что ненавидеть незнакомых тебе людей - это заболевание.
8. Взаимоотношения между людьми весьма сложные даже на уровне семьи или трудового коллектива. Между государствами все еще сложнее. Всё просто и понятно только дуракам. Не торопись делать выводы.
9. Оставайся всегда Человеком и помни пункт 1.
Не мое. прошу перепост !

Допрос коменданта Томской пересыльной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Г.М.Кузнецова о Назинской трагедии

Оригинал взят у corporatelie в Допрос коменданта Томской пересыльной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Г.М.Кузнецова о Назинской трагедии
Допрос начальника пересыльного пункта Сибирского ИТЛ, отправившего два каравана с "деклассированным" по Оби. Примечательна установка СИБЛАГа на принципиальный отказ от бесплатного снабжения депортированных одеждой до приезда на остров И.И. Долгих 20 июня 1933 г. Цитируя Кузнецова : "Перед принятием контингента меня вызывали сюда на совещание и я на совещании спрашивал установки, как они будут одеваться - никакой одежды, никакого обмундирования. Никакого снабжения, кроме продовольствия, не давалось. Даже т. Цепков, кода я с ним беседовал, как у них со снабжением, сказал мне, что до самого приезда т. Долгих на Севере у них была телеграмма, что выдавать только за наличный расчет."

Сканы в сети еще никогда не публиковались.


Стенограмма заседания комиссии крайкома партии по расследованию причин Назинской трагедии [Не позднее 31 октября 1933 г.] Допрос коменданта Томской пересыльной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Г.М. Кузнецова.
П-7, оп.1, д.626, 036.jpg



П-7, оп.1, д.626, 037.jpg

Collapse )


Тов. КУЗНЕЦОВ - Член партии с 1918 года, рабочий. По профессии булочник - пекарь. Производственный стаж 11 лет. Работал в...1 станице, Царицине. В органах ЧЕКа с [19]19 года декабря месяца. работал в ж.д. ЧЕКА, затем помощником Начальника..., Начальником оперативной части... (не слышно).
В 1924 году по постановлению ЦКК был уволен из органов ЧЕКа, меня исключили из партии, как темную личность. Потом ЦКК меня восстановило, имеется совершенно секретное постановление.
В 1924 году я был демобилизован и 6 лет работал в кооперации. В 1930 году я опять начал работать в органах ГПУ - в Улаге, откуда добровольно 27 августа [19]31 года поехал сюда. Назначен был в комендатуру Кузнецка, где работал по март т.г. за работу в Кузнецкой комендатуре премирован - награжден оружием. После этого был комендантом [в] Томской пересыльной комендатуре.
19 марта я принял Томскую пересыльную комендатуру. Там до меня ничего не было, кроме за[брош]енного одного барака. 20 марта в Томск приехал полномочный представитель, которому я сделал доклад, предложил поехать посмотреть строительство, как мы готовы к приемке контингентов, так как приемка намечалась в конце апреля или начале мая. Я доложил подробно т. Алексееву о том, что ничего не подготовлено, ничего не построено[,] кроме одного участка на первом Томском, где были [от]ремонтированы старые бараки. Там было много купленных материалов, которые не были перевезены и которым была угроза, что они могут быть снесены водой.
У меня было твердое задание - исключительно развивать строительство. Я принимал все меры к тому, чтобы это строительство двинуть. Уже в начале апреля, начиная с 8 числа, ко мне начали поступать контингенты со всех городов Союза, в том числе и рецидив из Ленинграда и Москвы. У меня скопилось 22 с лишним тысячи человек.
Поместить было негде. Разбили п[а]латки, хотя было еще холодно, затем со временем строительство постепенно переводили в деревянные помещения. Должен сказать, что в этом числе около 8 тысяч было рецидива, которые были помещены в деревянный барак, где теперь помещается склад. На вторую или 3-[ю] же ночь они устроили там дебошь , не подчинялись лагерной администрации, в некоторых местах барака вышибли доски, начали ломать нары, зажигать внутри барак. Как только я об этом получил сведения, что администрацию не впускают в барак, я заявил оперсектору, который в это время замещал т. Подольский. Мне дали взвод конной милиции и мы поехали туда. Должен предупредить, что мы совершенно не были подготовлены, у нас не было никакого освещения. Об этом своевременно ставился в известность Сиблаг, об этом знали подробно[,] но ничего не было предпринято. Охрана[,] таким образом[,] находилась в таком положении, что весь лагерь не освещался. Приехав туда, мне пришлось мобилизовать людей из перевалочной базы и пойти, открыли барак, вошли, стали выяснять причины. Заявляют, что нет воды, что мы хотим пить. Действительно, воды у них не было. Когда пришли эти контингенты, так им дали хлеба и соленой рыбы, естественно, что после этого им потребовалась вода. Я сейчас же дал распоряжение пожарной команде - привезли 3 -4 бочки воды.
Руководил там Колупаев (правильно "Колубаев"- прим.мое), который непосредственно был прикреплен к этому участку. Начальник пункта там Тращенко, а Колупаев был его помощников. Он не принял всех мер и не посмотрел, как их кормили. После нашего приезда все успокоились, все выяснилось. На утро оказалось, что под самой крышей есть слуховое окно, которое не было заделано, так 5 человек хотели было пролезть через это окно, но часовой заметил, выстрелил и один из лезших упал в барак. Больше никаких инциндентов не было.
В конце апреля, не помню точно дату, в следственном деле этот документ есть, я получил сообщение Сиблага, чтобы готовил партию в 3-4 тысячи человек в Александро-Ваховскую комендатуру. На мне лежала обязанность, чтобы я запросил место высадки. Телеграмма эта была подписана т. Долгих. Я дал телеграмму в Александро- Ваховскую комендатуру т. Цепкову, получил от него ответ, где он указывает, что адрес высадки такой-то. Насколько мне помнится, ... я в начале мая не отправил, так как Рупвод мне давал справку, что туда пароходы не идут. На этом нашем участке была баня, санобработка, а на стройгородке не было ничего совершенно. На втором Томском нам пришлось оборудовать маленькую баню на 20-30 человек, но из этой баня вымывшись одевали то же самое белье и это проходило только через дезокамеру.
Весь контингент был истощенным, в большинстве своем разутым, раздетым. Практика, которой они занимались: кто сильнее, тот од[о]левал слабосильного, снимал с него все. Между проч[и]м на всякий пр[и]бывающий эшалон составлялся санитарный акт, в каком состоянии он прибыл: в смысле одежды, в смысле санитарной обработки, в смысле его опитанности и пр.
Когда я получил телеграмму от т. Цепкова, я направил эту партию. Нужно Вам сказать, что на эту операцию был прислан помощник Начальника Управления т. Соколов, который и присутствовал при всей этой операции. тут же присутствовал еще помощник Начальника ВОХРа. Я лично при погрузке не присутствовал, но когда уже партия отправлялась, я был. В барже я не был, в низ не спускался. Там непосредственно был прикреплен т. Кулупаев (так в тексте- правильно "Колубаев"- прим.мое), которого я назначил Начальником каравана. Больше мне некого было послать, аппарат у меня не был совершенно укомплектован. Он член партии, кажется, здешний партизан, его рекомендовал Райком партии. Так что у меня в штате вольнонаемный состав был это т. Кулупаев, Терещенко - в общем человека 4-5, из которых я мог послать Кулупаева, о чем я и согласовал вопрос с т. Соколовым. Направил его, повторяю[,] как Начальника каравана. Из пути следования я от него не получил ничего. Когда он прибыл в Александро-Ваховскую, он дал мне телеграмму, прибыл благополучно, людей сдаю, оформляю документы. После оформления документов он возвратился. Докладывает мне о том, как их приняли, куда высадили, рассказал мне о тех безобразиях, которые там творились, что продовольствие переброшено на другой берег от высаженных и что на второй же день им стали давать муку. Я попросил его немедленно изложить все в письменной форме. Он это сделал[,] и я его с этим пакетом командировал в Сиблаг к т. Долгих. Это было на второй день его приезда. Выехал он туда 14-го, 18-го они прибыли, 26[-го] я отправил его к т. Долгих. Я думал, что примут какие[-]либо меры, а его назначили помощников Начальника в Галкинскую комендатуру, где организовывался совхоз и куда он сразу же поехал.
Теперь относительно снабжения. Существовала директива очень неясная[,] путанная: то трое суток в пути следования, то 5 суток кроме следования, потом 15 дней, а в отношении Александро-Вахова мне было дано задание месячный запас продовольствия и положить еще с ними 6 палаток.

ВОПРОС - Кто давал это распоряжение?

КУЗНЕЦОВ - Тов. Долгих по прямому проводу. Больше ничего не было сказано. В каком состоянии находится Александро- Ваховская комендатура, как она снабжена продовольствием, инвентарем - об этом не было указано ничего. Я дал, как было сказано, на 5 суток печеного хлеба. Большего не дал потому, что не мог этого сделать в Томске, а у нас своих пекарен еще не было. Остальные продукты были выданы на путь следования на 6 суток плюс месячный запас муки, сахара, соли, рыбных продуктов. Я сейчас точно всего не помню, но в аттестате это указано. Все, что было поручено мне, с моей стороны было выполнено, никаких других указаний по этому вопросу мне не было.
С ними был направлен врач, два фельдшера и аптечки, согласно установленной нормы Санотделом Сиблага. Как будто б[ы] аптечек было 5. Аптечки эти в деревянных ящичках, все под номерами. Баржи обыкновенные, никакого особого оборудования не было, кроме перегородки, которая отделяла женщин. Этим делом ведал помощник Начальника ВОХР. Я внутри баржи не был.

ВОПРОС - Медицинского акта осмотра баржи нет?

КУЗНЕЦОВ - Должен быть акт. Не знаю, был ли там заведующий Санотделом, по[-]моему был. Я лично предупреждал его об этом. Мой помощник и т. Спиридонов, который участвовал в этой отправке[,] заявили[,] что все в порядке. Бочки для воды были, туда дали ушаты, а вода в пароходе. Другого ничего нельзя было сделать. баржи обязан был оборудовать Рупвод, он должен был снабжать всем.

ВОПРОС - А если они не снабдили, кто отвечает?

КУЗНЕЦОВ - Начальник каравана.

ВОПРОС - Начальник каравана ведь Ваш помощник - это Ваше дело. Очевидно Вы рассматривали это, как отправку обычного груза?

КУЗНЕЦОВ - Отправляли так, как отправляли все эшалоны.

ВОПРОС - Вы знаете, что люди истощены, не одеты, больные - это было видно, когда они у Вас были в Томске[,] и Вы направляете их в барже совершенно неприспособленной, снабжаете в общем по¬рядке, не выделяя их, не ставите вопроса о том, что им нужны иные условия для отправки?

КУЗНЕЦОВ - Мы их снабдили таким образом: дали ушаты, как это перечислено в акте.

ВОПРОС - Но кружек они не имели, ложек, чашек индивидуальных они не имели?

КУЗНЕЦОВ - Не имели.

ВОПРОС - Вы ставили вопрос перед Сиблагом о том, что они ничего не имели?

КУЗНЕЦОВ - Знали, что все довольствуются из котелков. Я сейчас не помню, но в акте все перечислено, что и сколько дано.

ВОПРОС - Ведь отправлялся эшалон в 5 тысяч человек - нужно было внимательней отнестись к этому, всем ли они обеспечены. Почему Вы, будучи обязанным осуществлять контроль за отправкой, не осуществляли его?

КУЗНЕЦОВ - На мне лежали большие обязанности: наряду с этой отправкой каждый день приходило по 2-3 эшалона[,] и я должен был там присутствовать.

ВОПРОС - Почему Вы не ставили вопрос о том, что при том состоянии, в каком они находятся, им нужна особая норма снабжения аптечками?

КУЗНЕЦОВ - Мы снабжали только для пути следования, а на месте медикаменты выдавались от Райздрава.

ВОПРОС - Вы знаете сколько умерло в пути?

КУЗНЕЦОВ - У меня была телеграмма такого порядка, что 2 или 3 были убиты и умерло 7-8 человек.

ВОПРОС - А не больше?

КУЗНЕЦОВ - Не больше.

ВОПРОС - Если они были снабжены достаточно, почему была такая большая смертность?

КУЗНЕЦОВ - Я должен сказать, что смертность могла быть не от того, что они были истощены. Вы знаете, как они относятся друг к другу.

ВОПРОС - Какие меры вы принимали в этом отношении?

КУЗНЕЦОВ - Что мы могли предпринять, когда в бараке около 3000 человек, там они били ужасно друг друга[,] и административное лицо боялись войти туда. Когда я во время инцидента приехал с милицией, я вошел в барак, ... и попросил рассказать.

ВОПРОС - Неужели внутри баржи с ними нельзя разговаривать по[-]человечески и организовать дисциплину?

КУЗНЕЦОВ - Ведь для них не существовало никакой дисципли¬ны. Это такая банда, которая не давала возможности ввести какую[- ]либо дисциплину. Уже после того, как они проб[ы]ли у меня около месяца, во время выдачи пайка они вели себя так, что обязательно у малосильного отбирали паек и тут же съедали.

ВОПРОС - А эти лица были изолированы?

КУЗНЕЦОВ - Их некуда было изолировать. Я ставил этот во¬прос, об этом знал т. Подольский, т. Краузе. Когда кормили, так я вынужден был выставлять специальный караул. Это такой элемент, который не признавал ничего. только заявляли: "Все равно нас здесь не будет, убейте нас - нам наплевать".

ВОПРОС - Но ведь там были элементы и довольно сносные?

КУЗНЕЦОВ - Это вот только теперь они стали такими, а пусть скажут т. Подольский и т. Краузе, какими они были в начале, когда прибыли. Я заявляю сегодня ответственно, что многие из них стали даже хорошими работниками, но в то время они были такими, как я говорю.

ВОПРОС - Когда Вы их отправляли, что у Вас было?

КУЗНЕЦОВ - Кроме продовольствия[,] ничего не было. Обмундирования не было никакого.

ВОПРОС - А ставили вопрос, чтобы Вам дали обмундирование?

КУЗНЕЦОВ - Перед принятием контингента меня вызывали сюда на совещание и я на совещании спрашивал установки, как они будут одеваться - никакой одежды, никакого обмундирования. Никакого снабжения, кроме продовольствия, не давалось. Даже т. Цепков, кода я с ним беседовал, как у них со снабжением, сказал мне, что до самого приезда т. Долгих на Севере у них была телеграмма, что выдавать только за наличный расчет.

ВОПРОС - Под словом продовольствие Вы что понимали?

КУЗНЕЦОВ - Месячный продовольственный запас продуктов по нормам. Нами была дана мука, крупа, сахар, соль - словом то, что у меня имелось на базе. Но у меня не хватало только печеного хлеба. Задания я выполню, не хватало рыбы или сельдей, но у меня их не было.
Питали по нормам: хлеб, рыба, вода и крупа. На пункты сле¬дования давалось известное количество хлеба, рыба соленая или сельди.

ВОПРОС - При наличии того, что они у Вас были месяц, Вы им давали 50 грамм крупы, воду и рыбу?

КУЗНЕЦОВ - Да.

ВОПРОС - Значит они истощились, будучи еще на Вашем пункте?

КУЗНЕЦОВ - Я бы этого не сказал.

ВОПРОС - Ведь при таком питании они не получали того, что необходимо для поддержания здоровья?

КУЗНЕЦОВ - Питание не давало того, чтобы человек был вполне сытым, но другого у нас ничего не было.

ВОПРОС - Значит они на барже были погружены в еще худшем состоянии, чем прибыли?

КУЗНЕЦОВ - Нет, я бы этого не сказал. У них вообще была такая практика, что когда их спрашивали, что они получали в дороге, так они отвечали, что им в дороге ничего не давали. Мы их принимали по количеству из вагонов, также как и сдали в Александро- Ваховскую, потому что у каждого 20 фамилий. Имеются этапные списки, а начинают делать перекличку, такой фамилии нет. Составляешь другие списки, а приходят в комендатуру, опять новые фамилии. Другое дело, когда пришла Ленинградская партия: у них были дела-формуляры. А с Московскими - ни одной фамилии правильной не было. Даже если убежит, то даже акта нельзя было составить, так как неизвестна фамилия этого лица. Поэтому и в Александро-Вахово принимали не по фамилиям, а по головам, по количеству.

ВОПРОС - Когда они сидели, к Вам поступали отдельные заявления о заключенных, что [они] неправильно высланы[,] протестуют и т.д.?

КУЗНЕЦОВ - Со стороны рецидива не было ни одного заявления ни устного, ни письменного. От семейных людей такие заявления были. Рецидив же кроме мата, шума и гама ничем не занимался.

ВОПРОС - Не рецидив среди них был?

КУЗНЕЦОВ: - Часть была, их изъяли, по заявлению конвоя, который их сопровождал. Эта часть была оставлена в Томске.

ВОПРОС - Значит борьбы с этими бандами, которые занимались грабежом, не велось?

КУЗНЕЦОВ - Я ничего не мог предпринять, а Оперсектор об этом знал, материалы туда направлялись. Там был Начальник пункта Тращенко и его хотели.... (не слышно). Об этом было доведено до сведения Оперсектора. Тращенко в марте месяце должен был быть изъят, а был изъят только в июле месяце.

ВОПРОС - Какие причины отсутствия борьбы с этими явлениями?

КУЗНЕЦОВ - Во-первых, некуда было их изолировать.

ВОПРОС - Домзаг(так в тексте- правильно- "Домзак- дом заключения") был?

КУЗНЕЦОВ - Домзаг был переполнен. Об этом знала партийная организация и Опресектор, т. Соколов был там и его об этом инфор-мировали. Я не раз говорил об этом Оперсектору. Я был исключительно на приемках, на строительстве, а т. Соколов взял руководя¬щую линию по этому вопросу, договаривался об нем.

ВОПРОС - Скажите, медикаменты, которые приходили с эшало- нами в Томск[,] получались Вами?

КУЗНЕЦОВ - С рядом эшалонов медикаментов не было совсем, несмотря на директивы. Но были иногда и медикаменты, мы их сни¬мали, но были они в мизерном количестве и их не хватало для обработки контингентов, находящихся в больнице. Эти медикаменты мы обращали на употребление тут же. На все, поступавшее с эшалонов, имеются акты. У нас медикаменты с партиями отправлялись исключительно согласно директивы. В последствии же, в конце мая и июня у нас начала организовываться база - аптека, в которую направлялись аптечные грузы и оттуда уже распределялись.

ВОПРОС - Значит Вы руководствовались формальным приказом и, как ответственный работник этого учреждения, не приняли достаточных мер к тому, чтобы эти люди дошли до места назначения в сносных, человеческих условиях, хотя Вы не можете сказать, что не понимали, к чему это ведет. Вы понимали, что если людей отправляют на баржу, без достаточного количества медикаментов, без элементарных приспособлений, в скученном состоянии, вслед за льдом, - вы понимали, что за такое дело Вы несете большую ответственность?

КУЗНЕЦОВ - Если я не проявил инициативу здесь, ведь у меня руководил этой работой помощник Начальника Сиблага т. Соколов. Я действительно руководствовался только теми директивами, которые мне были преподаны. Не случись этого, если бы я перерасходовал, меня бы привлекли к ответственности за перерасход. Я никогда не предполагал сидеть по этому делу, в вид[и]те - пришлось проходить в качестве обвиняемого. Я не хотел сделать головотяпства. Я был в таком положении, когда и тут нужно было быть, и отсюда надвигаются вагоны - их надо было освободить своевременно, и по¬мещение нужно было приготовить.

ВОПРОС - Вы когда были назначены?

КУЗНЕЦОВ - 19[-го] марта принял. В Сиблаге была ситуация, что люди будут прибывать в конце апреля и в начале мая, а они фактически начали прибывать с 8 апреля. В течение 4-5 дней у меня собралось 22 тысячи человек, в том числе 8 тысяч деклассированного элемента.

ВОПРОС - А часто Вам приходилось отправлять людей в караванах?

КУЗНЕЦОВ - Все исключительно шли в баржах-караванах.

ВОПРОС - Вы заходили туда?

КУЗНЕЦОВ - Не все просматривал, но в основном я был - больше был, чем не был.

ВОПРОС - Кто договаривался с Рупводом насчет оборудования?

КУЗНЕЦОВ - Транспортный отдел. Санотдел должен был просмотреть, как устроены баржи. Начальник Санчасти - врач Тихомиров. Начальник Транспортного отдела - Лачев, он был в отделе снабжения, когда отправляли баржи, потом его сменили, был другой товарищ, фамилию его не помню.

ВОПРОС - Входило в Вашу задачу такого рода обязанности: Вам дают распоряжение подготовить эшалон, остановить его на таком[- ]то пункте, познакомиться, что это за пункт, как он приспособлен, как оборудован и т.д. Этой стороной вопроса заинтересовались?

КУЗНЕЦОВ - Нет, я этим не интересовался, это не входило в круг моих обязанностей.

ВОПРОС - Это не входило в круг Ваших обязанностей, как ко-менданта, как чиновника, но ведь Вы член партии, политически гра¬мотный - вам, как большевику не приходило в голову поинтересо¬ваться, а куда гонят этих людей разутых, раздетых?

КУЗНЕЦОВ - Я был уверен в том, что в тех местах, где публика должна быть расселена, все готово. Ведь мы начали готовиться чуть ли не с февраля месяца. Здесь был съезд комендантов, на котором перед ними вопрос о подготовке был поставлен во всей широте. Каждый комендант знал, что он должен отвести участок. На совещании об этом было записано. Он знал, что должен приготовить, что должен построить. Поэтому я был вполне уверен, что на месте все имелось. Я был убежден, что там все приготовлено. Кто предпол[а]гал, что они их выгрузят на острове, среди грязи? Я этого никогда не предполагал потому, что в телеграмме, которую давали, об отгрузке этих людей, указывалось, что комендант об этом уже предупрежден. Я узнал об этом положении, когда вернулся Колупаев, которого я немедленно с докладной запиской направил сюда в Новосибирск, к т. Долгих. Соколова уже тогда там не было.

ВОПРОС - Когда эти баржи пришли под погрузку не подготов-ленными, Вы заявили протест?

КУЗНЕЦОВ - Имеется ряд документов в этом отношении. В отношении этого каравана: Баржи пришли из[-]под леса, мы стали их очищать собственными силами. Не отказались от барж потому, что других не было. Мы их подмели, вымыли и устроили перегородку между мужчинами и женщинами.

ВОПРОС - Почему не было категорически предложено Рупводу, чтобы баржи были подготовлены соответствующим образом?

ВОПРОС - Обслуживающий состав (стрелки) в каком были порядке?

КУЗНЕЦОВ - Спиридонов - помощник Начальника ВОХРа, стрелков не было вообще, принимали их на месте в Томске - бывших красноармейцев. Когда они поехали, был проведен соответствующий инструктаж. У Колупаева имеется инструкция для Начальников караванов. Он должен был довести до предельного пункта и передать тем, кого везет. Инструкция об обязанностях Начальника кара¬вана издана Сиблагом. Он имел право в любом месте по тому или иному обстоятельству остановить свой караван, так что капитан парохода подчинен ему. Других инструкций я ему не давал. Он мне докладывал, что у него был инцидент не у Колпашево, а где[ - ]то около. Там получилось так: к нему подходит один в форме и заявляет, что он инспектор от т. Белокабыльского и просит за-держать караван. Колупаев спрашивает у него документы, то[т] ничего не дал [и] пароход не был остановлен. Что я мог ему гово¬рить уже после случившегося факта. Ни какой другой инструкции я ему дать не мог.

ВОПРОС - Доносили ли Вам факт и проверяли ли вы его, что за одним из сараев на одном из пересыльных пунктов было расстрел[я]но 7 человек?

КУЗНЕЦОВ - Нет, об этом никто не заявлял.

ВОПРОС - Вы знаете только один случай, когда стреляли в лезших через слуховое окно?

КУЗНЕЦОВ - Да, этот был убит. О всяком случае убийства передавалось в Оперсектор. Таких актов было передано 8 или 10, но н[и] один из
стрелков за это не был арестован - видимо признавали действие правильными.

ВОПРОС - Документы у переселенцев в Томске отбирались?

КУЗНЕЦОВ - Заявления были, к ним прикладывались документы, но в отношении рецидивистов этого не было.

ВОПРОС - Когда на барже принимал Колупаев, Вы составляли карточки, по формулярам туда садили?

КУЗНЕЦОВ - Да, карточки составляли. Были составлены списки на 5 с лишним тысяч человек, но потом перед отъездом была получена телеграмма, чтобы венериков не посылать - их отобрали и поэтому послали 4900 человек. На всех их составлены карточки[,] и со списками они пошли с Начальником каравана.

ВОПРОС - А которые остались, они были исключены из списков?

КУЗНЕЦОВ - Должно быть так. Это было как раз в момент перед отправкой. Промахи в моей работе были, но в такой работе про¬махи могли быть.

Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-7.оп.1.Д.626.Л.34-47. Впервые опубликовано: Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников

Допрос коменданта Александро-Ваховской комендатуры Д.А. Цепкова о Назинской трагедии. Часть II.

Оригинал взят у corporatelie в Допрос коменданта Александро-Ваховской комендатуры Д.А. Цепкова о Назинской трагедии. Часть II.

Вторая часть допроса коменданта Александро-Ваховской комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Д.А. Цепкова содержит сразу несколько показательных нюансов. Из показаний коменданта очевидно насколько "недоуправляемым" был низовой уровень административной структуры лагеря. Небольшое количество работников, разбросанных на гигантском пространстве посреди тайги с рудиментарной транспортной инфраструктурой, отвечало за прием и расселение тысяч людей.
 Цепков откровенно подчеркивает, что его непосредственное начальство посещало комендатуру очень редко- "Белокопытский (правильно "Белокобыльский", в стенограмме допущена ошибка- прим.мое) у меня в Александровске не был. За все время 2-х летней работы в Александровске приезжала только в 1931 году комиссия из П[олномочного]П[редставительства]. Затем в прошлом году приезжал на очень короткое время т. ДОЛГИХ, который пробыл в Александровске не более 1,5 часов. Больше никого не было."
Заслуживает внимания также и то, что до прибытия на остров Долгих (20 июня 1933 г.) товары промтовары продавались деклассированным за наличный расчет. Цитируя Цепкова: " <...>раньше была радиограмма Отдела Снабжения Сиблага ОГПУ о том, что товары промышленного производства, как напр[имер] одежду[,] выдавать за наличный расчет.<...>"

Напомню, что допрос Цепкова ведут оперуполномоченный при Коллегии ОГПУ В.Д.Фельдман, прокурор Курдов и председатель Западно-Сибирской краевой контрольной комиссии ВКП(б) Ковалев.

<...>

Стенограмма заседания комиссии крайкома партии по расследованию причин Назинской трагедии [Не позднее 31 октября 1933 г.] Допрос коменданта Александро-Ваховской спецпереселенческой штрафной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Д.А. Цепкова. Часть II.

П-7, оп.1, д.626, 017.jpg
П-7, оп.1, д.626, 018.jpg
П-7, оп.1, д.626, 019.jpg

Collapse )





ЦЕПКОВ-
15 мая в 5 часов вечера я получил радиограмму [от] Кузнецова о том, что 14 мая в 9 часов утра с пароходом [на]правлено 2 баржи - караван с 4900 человек деклассированных.
Я обратился в Райком за помощью, в райисполком, побежал к Семерневу - что делать? "А дело не наше, что хочешь, то и делай". Правда, райисполком написал бумажку сельсоветам о том, чтобы оказывали содействие, колхозам также написали об этом. В то время председателем райисполкома был не Лидер, а замещал председателя Грошев, Лидер же прибыл 20 мая. Мне и поехать не на чем. К счастью или несчастью получилась поломка катера Рыбтреста, его ремонтировали, когда я получил радиограмму и вот на этом-то лихтере я поехал и только на 3-е сутки добрался до Верхне-[П]анинской пристани, потому что поднялась буря, а катеришко неважный, нас несколько раз выбрасывало на берег, а тут всего до Верхне- Вартовской пристани каких[-]нибудь 150 клм и добрались, повторяю, на 3 -е сутки.
18 мая вечером пароход на Верхне-Вартовской пристани не остановился. Когда пароход подошел к островам, я взял лодку у местного колхоза, в этот момент с парохода или баржей на лодке вывезли шесть или семь трупов и передали члену сельсовета для погребения. Я сел на пароход. Куда ехать? На Назинский остров. Пристали к острову. Во время причала я услышал несколько выстрелов. Спрашиваю, в чем дело? Говорят, что один из деклассированных выбросился за борт и в него стреляют. Посмотрел за борт, вижу только розовые пятнашки.

ВОПРОС - К берегу или к реке?

ЦЕПКОВ - Нет, в сторону реки.
После этого стали высаживаться. Я решил прежде всего выпустить женщин. Когда выбросили на берег сходни, я захватил с собой 2-х работников комендатуры для производства учета. Время было позднее, 7 часов вечера. Мы стали вызывать. Вы[звали] 2 списка: на 5 тысяч 130 с чем[-]то человек, а согласно телеграммы и указания Начальника каравана т. Колубаева, он должен был доставить 4900 человек, т.е. в списке было лишних более 230 человек. Были карточки, но и по карточкам выходило, этих карточек больше на 77 человек. Спрашиваешь фамилию, такого. Карточек было 5000, начинаешь искать по карточкам, по ним нет такой фамилии. Эти деклассированные путали нарочно. Мы проканителились таким образом около часу, не добились никаких результатов. Командир парохода стал торопить, а то, говорит, вам придется платить штраф за простой па¬рохода. Наступает темнота. Освещения у нас нет. Мы решили принять по счету, а завтра на берегу сделать перекличку. Давайте считать. Сколько женщин? 327 по карточкам и по указаниям в той телеграмме, которую дал Кузнецов? Верно, женщин 327. По[том] их пустили на берег. Конечно, более здоровые, более сильные вышли прежде всего. Потом я посмотрел, что это за люди. [Я] никогда с уголовным миром не встречался, в городах не [жил] и для меня показалось дико: идут люди разутые, раздетые, не имеют ни чашки, ни ложки, ни кружки - абсолютно ничего. [Из] женщин вынесли только одну больную, положили на палубе. Женщины все были одеты и обуты. Слабосильных из них не было, в общем женщины были в удовлетворительном состоянии. Посмотрю - тот еле тащится, другой еле тащится. Надо сказать, что внутри барж был чрезвычайно спертый воздух[,] и когда человек выбирался на палубу, его как будто кто калатушк[ой] по голове стукал (так действовал свежий воздух). Но потом кое[-]как на четвер[ень]ках выползали с палубы, на остров. Подсчитали, оказалось многих нет. Нарядили из деклассированных человек 20 поздоровей, которые начали выносить людей из барж. Вынесут на палубу, он лежит еле[-]еле живой. Я дал распоряжение привезти 6 палаток, одну палатку разбили и поместили этих больных, из которых 8 человек были совершенно раздеты, не имели н[и] рубашки, н[и] к[а]льсон. Поместили их в палатку. Мертвых вытащили 6 человек из баржи и кроме того, по сообщению Колубаева[,] в пути умерло 28 человек. Кроме того сообщил, что один был убит при попытке к бегству - значит умерло 26 человек и 2 застрелено. Около 200 человек из барж выходили с помощью других и выносили. С караваном прибыл врач и лекпом, а потом на другой день приехал врач Райздрава и тут зафиксировали, в каком состоянии были приняты люди. Принял я 4880 человек. Включая 28 человек, на которых были предъявлены документы, цифры сходились.

ВОПРОС - Просчеты могли быть?

ЦЕПКОВ - Просчетов быть не могло, потому что считали [в] 3 этапа: 1 цепь, 2 цепь, затем 3 -я.
Высадили. С караваном было доставлено 20 тонн муки, не помню сколько печеного хлеба, приблизительно суточный запас, был сахар, крупа, соль (сколько точно, сейчас не помню).
Мы начали выгружать при свете. Ведь было 5000, команда парохода дала нам 2 фонаря "летучая мышь"[,] и с ними мы начали принимать.
Когда выгрузили людей на остров, баржу повели к другой сто¬роне и там стали выгружать продукты. Выгрузили продукты не все. Пришел пароход Карл Либкнехт[,] и я договорился с членом Правления Александровского Пайинтегралсоюза о том, что они дают взаимообразно комендатуре до 25 тонн муки. Из этого количества[,] я твердо знаю[,] они отгрузили нам муки 21 тысяч килограмм. Кроме того[,] я послал в Александрово нарочного пароходом, чтобы забрать там весь строительный инструмент, котлы, кухонную посуду, чего не было ни здесь, ни на барже. Не было кипятильников, ни чашек, ни ложек, никакой посуды на баржах за исключением параш, которые стояли в баржах для отправления естественных надобностей.
Утром я пошел на остров и в 1-ую очередь стал набирать печн[и]ков для того, чтобы сейчас же построить временную печь для печения хлеба. Набрали партию человек 20, повезли их в поселок Назинский, приступили к исправлению печи, но ввиду того, что земля была мерзлая, ничего не удавалось сделать и [,] кроме того[,] из набранных людей печников не оказалось. Надо сказать, что этот элемент отзывается на всякую профессию, когда спрашиваешь, нет ли такой профессии, а на самом деле ничего не умеют делать. На второй день я набрал вторую партию, в которой нашелся кое[-]как знающий это дело[,] и мы начали строить печи остятского типа. Они делаются так: втыкаются ду[ж]ки, обмазываются глиной, все это постепенно нагревается, сохнет, потом опять обмазывается глиной в палец толщиной. Так что сейчас изготовить эти печи быстро для выпечки хлеба нельзя было, так как земля была мерзлая. Мы договорились с членом местного сельсовета о том, чтобы сделать выпечку хлеба местному населению, чтобы снабжать хлебом, хотя бы слабых больных. Затем выпечка была организована в селе Криволутском, выпекали хлеб в Александрово, где по указанию Сиблага мною должна была быть выстроена пекарня производительностью в 9 тонн в сутки.
На другой день я собрал всех людей, свободных от нарядов, провел с ними собрание. Надо сказать, что я больше горя имел с прибывшей охраной, чем с деклассированными. Приехали, предъявили мне требование: дать квартиры, так как они прибыли с семьями, дать обмундирование, ибо некоторые из них были без сапог раздетые, выглядели такими же оборванцами, как и деклассированные. Причем, когда деклассированному что[-]либо говорит кто[-]либо из охраны, так тот ему заявляет: "Да ты такой же как я, чем ты от меня отличаешься". Причем, среди охраны не было дисциплины: если начальник посылает на пост, так этого начальника посылают подальше. Для того, чтоб поднять дисциплину, я провел собрание, сказал, что мы находимся как бы в боевой обстановке. Некоторые заявляли, что мы сейчас же уедем на пароходе, так как нас обманули, когда нас вербовали в Новосибирске и Томске, так говорили, что поезжайте, вам создадут хорошие условия, комендант вас обует, оденет, что вы будете жить в Александрово. Когда же узнали, что надо будет ехать в тайгу, все пошли на попятную: "Пусть меня судят, пусть сажают, я работать не буду", такие рассуждения с их стороны были.
С караваном, кроме охраны, для руководства деклассированными, в качестве поселковых комендантов было командировано два лица - Шихалев и Сулейман[ов]. Люди новые, я их не знаю. Стал спрашивать начальника каравана т. Колубаева, кто из этих 2-х комендантов более стойкий товарищ потому, что мне надо хорошего организатора послать в Назино, чтобы обеспечить строительство, ибо народ надо переселять, держать его на острове нельзя. Другой же должен быть комендантом лагеря, ибо мне самому не было времени: Мне нужно было кончать приемку спецконторы, затем принимать функции РайЗО, Райздрава и РайОНО, а я был один. Я назначил комендантом на Назинский остров т. Шихалева, откомандировал его и в приказе отдал распоряжение, за что он отвечает, что должен делать и т.д. Другому - т. Сулейман[ов]у также дал указания, назначил его комендантом Назинского поселка, причем направил его туда и дал указания о том, что первоначально людей будет направлять до лагерей Райитра, где имеется баня, хлебопекарня, имеются бараки. Там вроде перевалочного пункта, там ты[,] пожалуйста[,] организуй выпечку хлеба.

ВОПРОС - А Вы сами не видели, что из себя представляли лагери Райитра?

ЦЕПКОВ - Мы не имели возможности посмотреть участок, так как там только лед проходил, а нам бросили караван, чуть ли не 5000 человек. В 1932 году я был в этом лагере и за лагерем, так что Найзенскую речку я знал. Вопрос о годности расселения в этом месте у нас стоял, когда еще мы занимались этим делом, но ввиду того, что там хорошие рыбные промысла, нам местные организации расселять там не разрешили.
19 мая на пароходе приехал т. Лидер. Он спросил, как у меня дела, я ответил, что высадил, что много слабосильных, часть из них больных и по заявлению медперсонала, медикаментов нет. Всего им дали в дорогу 4 или 5 домашних аптечек и больше ничего. С питанием дело было организовано очень скверно - хуже некуда. Хлебом мы всех снабдить не могли. Выдали хлеб только в первый день, а на 2-й выдали только больным и слабосильным. Когда выгрузили, стали разбивать остальные палатки[,] собирать слабых. Продукты стали выдавать натурой, по 500 грамм муки. С моей стороны было распоряжение выдавать норму, которая предписана Сиблагом, конкретно из расчета 18 килограмм муки. Хлебом надо было выдавать 600 грамм в день, мы выдавали мукой по 500, причем выдавали так: определяли в куле 74 клг и вот этот куль выдавался на известное количество людей.
Когда 20 числа пришел пароход в Александрово были получены котлы, мы организовали приготовление пищи для больных. Часть котлов отправили в Назинов[скую] речку вместе с 20-суточным запасом продовольствия.

КУРДОВ - Крупу выдавали?

ЦЕПКОВ - Выдавали крупу, сахар и соль. Сахар и крупу выдавали не каждый день, а через 2-3 дня. Выдача сахару и крупы производилась сразу на 2-3 дня.

КУРДОВ - 19-го числа был снег?

ЦЕПКОВ - 17-го числа была прекрасная погода, т[ак] ч[то] многие [из] приехавших даже купались, а 19-го сразу погода испортилась, стало холодно, ветер со снегом и дождем.

ФЕЛЬДМАН - Когда прибыла 2-я партия?

ЦЕПКОВ - 2-я партия прибыла 27. С этой партией было 1174 чловек. Я же принял 1169 чел. - остальные 5 чел. дорогой умерли. Контингенты прибывшей 2-й партии на вид представляли из себя людей в более лучшем виде, менее истощенных, но также раздетых и разутых.

КОВАЛЕВ - Вы пытались проверять прибывших по спискам?

ЦЕПКОВ - Мы пытались, но ввиду холодной погоды этого произвести не удалось. Когда разбили прибывших на группы для переклички, они[,] постояв немного, сразу же разбредались к кострам греться.

КУРДОВ - Как проводилось расселение на участке?

ЦЕПКОВ - На лодках. Для этого были использованы лодки [ко-мендатуры, часть лодок достали у местного населения. Первую партию отправили 21 или 22 числа и по мере возвращения обратно этого безмоторного флота производили отправку остальных. Как раз в этот момент прибыл довольно сильный катер Сибпушнины с паузком. В это же время сюда приезжал пред[седатель] Нарымского Окрисполкома

НЕЛЮБИН. Я добился у него распоряжения разрешить взять катер, для того, чтобы сделать 1 рейс в Назиновскую речку. На это НЕЛЮБИН пошел, дал записку, и катер был представлен.

КУРДОВ - Сколько было намечено точек расселения?

ЦЕПКОВ - Всего было намечено 5 или даже 6 точек.

КУРДОВ - Как производился выбор этих точек?

ЦЕПКОВ - Выбора определенного не было. Эти точки были намечены по усмотрению коменданта СУЛЕЙМАНОВА.

КУРДОВ - Что Вам было известно о положении в Назино, что там происходило, как люди жили, какие были происшествия, какие Вы принимали меры?

ЦЕПКОВ - Я был там в последний раз 23[-го]. В этот раз, или даже еще 19 числа, когда я был на острове[,] караульный начальник мне доложил о следующем происшествии: в ночь с 18 на 19 число группа деклассированных пыталась завладеть продуктами и с этой целью произвела нападение на пост. При чем, конвой стрелял в нападавшихи один был ранен в шею на вылет. Ему сейчас же была оказана медицинская помощь, сделана перевязка. Об этом происшествии я поставил в известность уполномоченного 3 отдела т. БОГДАНОВА - на предмет расследования.
Затем, 19-го же числа во время раздачи хлеба, в шагах 15-20 от меня, группа деклассированных стала отнимать хлеб у одного из своих товарищей. Я стал кричать, чтобы они бросили его, но потом взял палку, бросил в них[,] и они разбежались.
Затем, кажется 22 числа, при посещении острова мне одним из работников медицинского персонала было заявлено о задержании одного деклассированного с окровавленными руками и с человеческой печенью в руках. Задержанный был передан охране, но я его найти не мог.
23 числа, при личном посещении острова, один из охраны, который проходил дозором по острову, застал на месте преступления 3 -х человек из деклассированных, один из которых стоял над трупом, разрезал у него живот и доставал внутренности, а два остальных при этом присутствовали. Эти лица были задержаны. Как раз в этот момент тут находился уполномоченный 3 отделения т. БОГДАНОВ, я поручил ему повести расследование по этому делу.
В этот же день при раздаче продуктов, раздатчик из числа деклассированных, остаток не розданной муки пытался присвоить себе, он взял мешок с мукой и бросился бежать, наткнулся на меня. Я не вытерпел, вышел из себя и его раза 3 отхлестал хворостиной.
Вот все происшествия[,] какие были.

КУРДОВ - Больше никаких происшествий не было?

ЦЕПКОВ - На моих глазах больше ничего не происходило.

КОВАЛЕВ - Жалобы были?

ЦЕПКОВ - Жалобы были. Один жаловался на то, что у него са¬поги отняли, другой так же в таком духе. Люди такие, что у него может быть и ничего не отняли, а он жалуется.

КОВАЛЕВ - Как была организована охрана?

ЦЕПКОВ - Было установлено 3 парных поста вокруг острова на предмет того, чтобы с острова не сбежали. Днем ходил по острову дозор в количестве 4-х чел[овек]. У продуктовой базы также находился караул и здесь же стоял усиленный пост на случай какой-либо тревоги, для того, чтобы он с острова мог подать сиг- нал[,] и мы могли бы подать ему помощь.

КОВАЛЕВ - А сколько в поселке имелось охраны?

ЦЕПКОВ - На поселке 50 % находилось в охране и 50 % были в отдыхе.

КУРДОВ - Кто ставил вопрос об уводе охраны с острова?

ЦЕПКОВ - При мне такого вопроса не ставилось.

КУРДОВ - На совещании 19[-го] указывалось, что охране опасно оставаться на острове. Тогда на этом совещании решили охрану с острова снять.

ЦЕПКОВ - Не помню такого дела. 2 раза проводилось совещание БОГДАНОВЫМ. При мне, насколько мне помнится, никто не ставил так вопроса.

ФЕЛЬДМАН - Вы на военной службе были?

ЦЕПКОВ - Да, был.

ФЕЛЬДМАН - А по линии лагерной работы Вам приходилось работать?

ЦЕПКОВ - Нет, не работал никогда. С такими людьми как деклассированные мне пришлось встретиться впервые. Я работал все время на советской работе. Был председателем] с[ель]/с[овета], был членом Уисполкома. Работал все время в сельской местности. Кулака я знаю хорошо, мужика так же знаю насквозь, но с городскими людьми мне сталкиваться приходилось мало. Поэтому когда прибыла в мое распоряжение такая масса городских, я растерялся.

ФЕЛЬДМАН - Значит, Вы растерялись?

ЦЕПКОВ - Да, сильно растерялся.

ФЕЛЬДМАН - Значит, что в таких случаях делается, какие нужно применять репрессии, у Вас не было ни опыта, ни навыков и Вы немного растерялись.

ЦЕПКОВ - В отношении репрессий даже не было возможности их применять, потому что не было куда садить арестованных. Взять их на берег, значит создать для виновных лучшие условия. Часть из прибывшей партии мы взяли на берег - например[,] беременных женщин мы перевезли на берег, нашли им довольно просторную баню, где их и устроили.

ФЕЛЬДМАН - Вы растерялись, а другие ответственные товарищи Вашего района Вам оказали поддержку[?] Ну[], вот[,] например, Райуполномоченный СЕМЕРИ?

ЦЕПКОВ - СЕМЕРИНА на острове не было. Я уже говорил, что остров Назино находился выше с. Александровска на 90 клм. Когда я получил радиограмму о том, что сюда движется такая масса, обращался в Райком, РИК, тов. СЕМЕРИНУ, Нач[альнику] Милиции, окажите помощь, говорил я, не сумею я один справиться с этим делом, [все,] к кому я обращался[,] отмахивались рукой от этого дела, за исключением РИКа, который снабдил меня бумажками в сельсоветы.

КУРДОВ - Вам известно было о том, что некоторые из Вашей охраны присваивали себе вещи умерших?

ЦЕПКОВ - Товарищ прокурор, дело это выяснилось впоследствии. Я не мог быть все время на острове. Я не имел заместителя.

КУРДОВ - При Вас, значит, случаев мародерства не замечалось?

ЦЕПКОВ - Эта история, как я впоследствии узнал, была в момент, когда прибывшую партию перевозили с острова на Назинскую речку. Тут были случаи мародерства и присваивания некоторыми из охранников обуви, одежды и т.д.

КУРДОВ - При Вас началось переселение с острова?

ЦЕПКОВ - Началось еще при мне, когда приехал ДОЛГИХ. ДОЛГИХ приехал 20/VI. Вечером 21[-го] мы уехали в Назин[скую] речку. Здесь
ДОЛГИХ дал распоряжение мне комендатуру сдать ФРОЛОВУ и 22 числа никакими делами на Назиновском участке не руководил. Я сразу поехал в комендатуру подготавливать к сдаче дела. Так что с 22 числа я не знаю, что там делалось. Там всем руководил ФРОЛОВ. 5/VII я окончательно сдал все дела ФРОЛОВУ.

КУРДОВ - Не известно ли Вам, какие давал распоряжения ДОЛГИХ об улучшении прибывших?

ЦЕПКОВ - В Назино т. ДОЛГИХ провел 2 совещания по приезде и дал распоряжение об улучшении снабжения прибывших деклассированных, питанием и выдачи им одежды. А раньше была радиограмма Отдела Снабжения Сиблага ОГПУ о том, что товары промышленного производства, как напр[имер] одежду[,] выдавать за наличный расчет.

КОВАЛЕВ - Какие запасы обмундирования у Вас имелись?

ЦЕПКОВ - Очень небольшие, было около 30 пар брюк и потом в июне я получил 10 кип мануфактуры. Еще до распоряжения ДОЛГИХ выдавать прибывшим бесплатно одежду и проч. - я на свой страх сразу же по прибытии деклассированных, когда наступили холода выдал около 1000 пар имеющихся у меня лаптей. Кроме того[,] у местных организаций принял меры к тому, чтобы достать все, что можно. Так например, раздобыл в Интегралсоюзе материал на халаты, фонари, достал 6 листов железа, из которых стали делать ведра.

КУРДОВ - Имеющиеся 10 кип мануфактуры в какой степени могли удовлетворит необходимую потребность[?]

ЦЕПКОВ - Для того, чтобы реализовать эту мануфактуру[,] надо было организовать мастерскую, а для мастерской нужны были швейные
машины. Машин не было.

ФЕЛЬДМАН - Вернемся несколько назад. Из Ваших слов видно, что Вы знали заранее о прибытии к Вам для расселения новых контингентов, но Вы полагали, что это будут контингенты прошлого года. Вы запрашивали о том[,] какие люди к Вам должны будут прибыть? На совещании, на котором Вы были - Вам давались точные указания[?].

ЦЕПКОВ - Точных указаний я не получал. На совещании вообще говорилось о необходимости подготовки к приему новых контингентов из числа высланных остатков кулачества, высланных в связи
с паспортизацией. Точных сведений к периоду совещания не было у Сиблага.

ФЕЛЬДМАН - Вы располагали точным временем для приемки новых контингентов?

ЦЕПКОВ - Я уже говорил о том, что для достаточной подготовки я не имел людей. Об этом я говорил ГОРШКОВУ и ДОЛГИХ. Об этом же я подробно писал в своих сводках, где указывал, что для развертывания строительства необходима рабочая сила.

ФЕЛЬДМАН - Значит, вы не говорили о том, что "я готов, высылайте людей", а тем более Вы были не подготовлены к приему рецидивистов.

ЦЕПКОВ - Да[,] не был готов.

ФЕЛЬДМАН - Когда Вы получили извещение о прибытии к Вам партии рецидивистов - Вы не сообщили о том, что не готовы к приему их. Или же вы не представляли себе в полной степени всей сложности этого дела [?]

ЦЕЛКОВ - Выходит, что так. Я признаю себя виновным в том, что не поставил в известность о том, что к приему рецидивистов я не был подготовлен.

ФЕЛЬДМАН - С другой стороны[,] Вы и не ставили в известность о том, что вы готовы к приему.

ЦЕПКОВ - В высылаемых ["]сводках-пятидневках" ясно была видна вся картина моей неподготовленности из-за отсутствия рабочей силы и других тормозов. Об этом я говорил Нарымскому Окружкому т. БЕЛОКОПЫТСКОМУ (правильно- Белокобыльскому- прим.мое).

ФЕЛЬДМАН - В связи с таким положением, когда Вы получили извещение о том, что к Вам идет [т]акая уйма народу и особенно деклассированного элемента, Вы должны были кричать о том, что я не могу их принять. Кричали Вы об этом?

ЦЕЛКОВ - Нет.

ФЕЛЬДМАН - Должны Вы были об этом кричать?

ЦЕПКОВ - Да, должен был.

КУРДОВ - Какие функции были у БЕЛОКОПЫТСКОГО?

ЦЕПКОВ - Он был посредником между местными окружными организациями и Сиблагом.

КУРДОВ - Был ли он в Вашей комендатуре и кто вообще из работников Сиблага был в Вашей комендатуре за прошлое время?

ЦЕПКОВ - Белокопытский у меня в Александровске не был. За все время 2-х летней работы в Александровске приезжала только в 1931 году комиссия из П[олномочного]П[редставительства]. Затем в прошлом году приезжал на очень короткое время т. ДОЛГИХ, который пробыл в Александровске не более 1,5 часов. Больше никого не было.

Collapse )

Источник: Государственный архив Новосибирской области.Ф.П-7.оп.1.Д.626.Л.15-31. Впервые опубликовано: Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников

Куда ж мы денемся. Репортаж с подводной лодки

Оригинал взят у zhzhitel в Куда ж мы денемся. Репортаж с подводной лодки

Напротив Северного речного вокзала находится уникальный музей. Там навечно пришвартована дизель-электрическая подводная лодка проекта 641Б «Сом» с бортовым номером Б-396. Когда-то она под именем «Новосибирский комсомолец» бороздила моря и океаны, с 2006 года лодка работает в режиме музея. Туда мы сегодня и отправимся.

1. Лодка поражает своими размерами, хотя это далеко не самая большая подводная лодка. Атомные подлодки в несколько раз больше. Но и эту маленькой назвать тяжело: 90 метров в длину.


Collapse )