Tags: ОГПУ

"... Это тех выселяют, что они в трудную минуту поддерживали Красную Армию, и у них было что вз

Оригинал взят у allin777 в "... Это тех выселяют, что они в трудную минуту поддерживали Красную Армию, и у них было что взять."
Спецуведомление No 44 начальника ОДТО ОГПУ СССР, станции Казатин Г.Донца секретарю Казатинского райкома КП(б)У про реагирование населения на выселение кулаков.

12 ноября 1930 р.

Совершенно секретно

На сегодняшний день ОДТО ОГПУ Казатин отмечает ряд недовольств и суждения рабочих, а также служащих антисоветского характера по вопросу семейств кулаков, где рабочие и служащие по этому вопросу говорят: в данное время производится мероприятие Соввласти (выселение семейств кулаков), но это мероприятие не как единовременная мера, а это будет продолжаться до того времени, пока не выселят более половины честных людей, и пока народ станет уже совершенно погибать. Вот скоро будет такое же самое мероприятие как в данное время, начнут других честных людей выселять, а это видно из того, что в марте месяце сего года выслали головы семейств, а теперь выселяют их семейства.
Также отмечены высказывания со стороны рабочих и служащих, которые говорят, [что] помещики давно бы пришли в СССР, но они хотят сделать выдержку, чтобы рабочие и крестьяне еще более набрались горя и когда они придут в СССР, то рабочие и крестьяне Соввласть защищать не будут, а каждый будет рад, чтобы больше большевиков не было...

По этому вопросу стрелочник ст. Полонное ХОПАЛЮК высказался: «Кругом беда и больше нет ничего, высылают бедных людей с малыми детьми, а старших детей оставляют на произвол судьбы. Это разве Соввласть хорошо делает, этого не было при царизме, что теперь творится и что смотрит Центральная власть, раз выселяют, то всех нужно выселять, но нельзя отрывать детей от родных».

В связи с вышеизложенным, ниже приводим остальные высказывания, имеющиеся среди рабочих и служащих.

РАБОЧИЕ: Слесарь вагон[ного] цеха ст. Шепетовка «ВАСИЛЬКОВ»: «Для перевозки картофеля вагонов нет, а для перевозки дядьков так есть, везут кулаков, дети босые и голые, плачь, несчастье, даже смотреть невозможно. Власть даже не смилуется над людьми и ни за что не обращает внимания, на зиму разоряет людей и куда-то выселяет, вообще на эти бедствия смотреть нельзя, ну и дождались свободы».

Слесарь депо Казатин СИХНЕВИЧ: «Скажите Вы мне, [что] это делается, я не понимаю и что Власть делает? В настоящее время не хватает вагонов для перевозки грузов, рожь лежит на рампе под открытым небом и пропадает от дождя, а они возят кулаков на Соловки, раньше нужно было перевезти то, что для нас необходимо, а не кулаков вывозить».

Кондуктор ст. Шепетовка СТЕПАНЮК: «Смотрите как уничтожают людей и как они их мучают, позабивали люки, взяли на пломбы, скот и тот в лучших условиях везут, хотя открывают дверь, а это позабивали двери, все равно как каких арестантов везут, они думают, что они будут работать, но им уже все равно, когда они отдали свое хозяйство, чтобы его уничтожили, а сами пошли с своего села, то они уже здесь теперь ничего не будут делать».

Collapse )

Ссылка длиною в жизнь.

Оригинал взят у serg_slavorum в Ссылка длиною в жизнь.
Статья из газеты "Панорама Мирного", №42/195 от 30 октября 2014 года. Электронная версия здесь.

Жертвам политических репрессий посвящается.

1414673196_ssylka_detskiy-barak.jpg
Группа спецпереселенцев у детского барака-шалашника. Северный край. Фото 1930 года.

Трагическая история семьи сестер Анны Сергеевны Титаренко и Евдокии Сергеевны Яковлевой объединена общей судьбой с трагедиями сотен тысяч русских семей. Сталинские репрессии занесли их вместе с родителями в суровые северные края, лишили близких, крова над головой и честного имени. В преддверии Дня памяти жертв политических репрессий, отмечаемого в России 30 октября, Анна Сергеевна поделилась с нами историей своей семьи. Итак, 30-е годы XX века, Саратовская область, коллективизация, Ане - 4 года, Дусе - 6…

Collapse )

Три этапа

Оригинал взят у krasmem в Три этапа
Продолжаю вчерашние тезисы. Теперь о роли ОГПУ в составлении списков на высылку.

Как-то традиционно считается, что раскулачивание проводилось беднотой. Запоминается, конечно, яркая картина самого момента выселения, когда горлопаны-активисты грабят отчий дом на глазах всей семьи. И вроде как именно беднота и решила выселять и экспроприировать, именно она непосредственно раскулачивание проводила.

На самом деле всё было сильно не так.

Во-первых, основная часть бедноты, наоборот, пыталась защитить раскулачиваемых. Я уже много писал о так называемых письмах одобрения, в которых односельчане писали в райисполком, что такой-то лишен избирательных прав или выслан неправильно, на самом деле он чужой труд не эксплуатировал, помогал бедноте и т.п. Под этими письмами стоят десятки, а иногда и сотни подписей односельчан. И встречаются эти письма не менее чем в половине личных дел раскулаченных. А вот на так называемых собраниях бедноты, с которых начинался процесс раскулачивания, обычно присутствовало десяток-полтора активистов, а нередко и менее десятка. Я видел сотни протоколов таких собраний. Именно эти активисты потом с удовольствием участвовали в выселении. Но это была отнюдь не вся беднота и даже не значительная её часть.

Во-вторых, стоит ещё раз рассказать, как, собственно составлялись списки на раскулачивание. Ведь не спонтанно же это происходило (решила беднота вот этих выселить, да и выселила тут же), а в три этапа, и во всех трёх этапах именно ОГПУ играло руководящую и направляющую роль.

Для начала уполномоченный ОГПУ приезжал в село и проводил собрание бедноты. То есть процесс запускался именно ОГПУ. Повторюсь, было на этом собрании немного народа, но много и не требовалось. Уполномоченный доводил до собравшихся линию партии и предлагал составить списки. Конечно, у него была заготовка - это списки лишенцев, которые, конечно, были очевидными кандидатами на выселение. Но этот список мог и расширяться, тем более что среди активистов было немало желающих свести личные счёты.

Составленный список был как бы "гласом народа", то есть шёл не сверху, а с самых низов. Собрание бедноты просило сельсовет утвердить этот список. Сельсовет через какое-то время проводил заседание (как правило, опять-таки с участием уполномоченного ОГПУ), списки в основном утверждались, но корректировались. Дело в том, что существовали некоторые формальные правила для включения в список на выселение, и сельсовет пытался их соблюдать. Но, как бы то ни было, голос низов оформлялся в решение сельской власти, и отредактированный список с вместе с личными делами кандидатов на выселение уходил в райисполком, где, собственно, и принималось решение.

Но принималось оно не райисполкомом. В исполкоме проверяли соответствие кандидатур формальным правилам, в некоторых случаях возвращали дела на дооформление. А потом на заседании тройки/пятерки по выселению решение принималось окончательно. В состав тройки обычно входил начальник районного ОГПУ, председатель райисполкома и секретарь районного комитета ВКП(б).

То есть, и на этом этапе, как и на двух предыдущих, работа шла под контролем и управлением ОГПУ. Со стороны, однако, казалось (а многим и сейчас кажется), что всё это делала деревенская беднота, сельсоветы и т.п.

Ну, а потом начиналось собственно выселение, но об этом в следующем посте.

Ещё раз про оккупантов.

Оригинал взят у allin777 в Ещё раз про оккупантов.
ПИСЬМО В.ЗАТОНСКОГО В ЦК КП(б)У И КИЕВСКИЙ ОБКОМ ПАРТИИ ПРО ГОЛОД И РЕПРЕССИИ МЕСТНЫХ ВЛАСТЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К НАСЕЛЕНИЮ НЕКОТОРЫХ РАЙОНОВ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ.

Совершенно секретно

Членам и кандидатам Политбюро:

тт. Алексееву, Демченко, Зайцеву, Косиору, Любченко, Майорову, Петровскому, Реденсу, Скрипнику, Строганову, Сухомлину, Сербиченко, Терехову, Чубарю, Чувырину, Чернявскому, Шлихтеру, Якиру.


...Вообще же порядки здесь жуткие.

Даже, в наиболее из 4-х районов благополучном Жашкове, вагон осаждается жалобщиками. Есть, понятно и кулаки, "ищущие справедливости", но большинство зря обиженных. Тут по каждому селу десятки хозяйств проданы за невзнос разных платежей, до кооперативного пая и "пятилетки" включительно. До последних дней шли выселения из хат не кулаков. Об обысках с изъятием под метелку не только хлеба, но и других продуктов, а также домашних вещей, во время заготовок говорить не приходится. Это практиковалось во всех селах этих районов, но то, что творилось в Тетиеве, превосходит всякое воображение.

Там нет села, где бы не встречались разваленные хаты. Сняты крыши, потолки, выбиты окна, выломаны двери, развалены печи. При чем, это творилось не только в порядке обыска замурованного хлеба, а как мера воздействия. Например, в Телиженцах я видел руины, принадлежащие рядовому середняку лет 60-ти. Налогу что-то около 12 руб. контрактация 78 пудов сдана полностью, есть квитанции, да и местная власть не отрицает правда, новая, а развалили ему хату за то, что он продал пару своих старых кляч. При этом старик клянется, божится, что продавал старые кони, имея в виду купить помоложе. Его уже так затюкали, что он сам факт продажи своих коней считает преступлением, готов платить штраф, но наказание – разрушение хаты, считает слишком тяжелым и просит помилования и помощи в восстановлении жилья. Однако разрушенных хат в с. Телиженцах не более десятка, а есть села, например, Горошки, где снесены целые улицы по 30–40 хат подряд. Крошили не только крыши, но и головы. Были массовые избиения, замораживания, поджаривания в специально натопленном помещении. Были совершенно непередаваемые гнусные издевательства (инсценировка венчания в добавок с сифилитиком). О барахольстве нечего уже и говорить. Например, рассказ одной девушки из с. Телиженец: "Иду по дороге. Встретился уполномоченный, некий Игнатьев (был инструктором в РПК, теперь в Киеве работает в ГПУ). Посмотрел на ботинки, заинтересовался. Откуда у тебя, беднячки, вдруг черевики, неначе кулацкие. Снимай сейчас же. И снял. Пошла домой босиком, еще снег был". Куда ботинки девались – неведомо...

Collapse )